Выставка ОСМ - «Отечественные Строительные Материалы»
На главную
Выставка ОСМ Выставка ОСМ Выставка ОСМ Выставка ОСМ Выставка ОСМ Выставка ОСМ Выставка ОСМ
Участие в выставке (Все для участия)
Посещение выставки (Все для посещения)
Деловая программа
Контакты

Плохой промышленный пол – подножка любому бизнесу

22.11.2010

В современном производственном здании всем конструкциям, ясное дело, надлежит быть ладными или, говоря казенным языком, качественными. В том числе надежными и долговечными. Причем порой даже вопреки действующим нормам. Почему? Нормы быстро устаревают, а значит, постоянно нуждаются в своевременном омоложении. Но, по крайней мере, в Беларуси оное действо не всегда в ходу. И на пути технологического развития – по другим причинам тоже – возникают, прямо говоря, дурацкие помехи. Возьмем промышленные полы, которые являют собой особенные конструкции.

Без стен и крыши можно, а без полов никак

Особенные потому, что на них, образно говоря, все и зиждется. Если вдруг, предположим, климат станет идеальным, то в принципе можно будет обойтись и без стен, и без крыш. Но вот отказаться от полов не получится. Ибо они та удобная палуба, без которой невозможна правильная передача львиной доли силовых проявлений профессиональной человеческой активности на неровное и неоднородное тело родной планеты. Планеты, важнейшей характеристикой которой служит немалая даже для ее обитателей сила тяжести. Следовательно, резонно сказать: пол – всему голова. Развивая заявленную в преамбуле тематику, спрошу: есть ли полное понимание изложенных моментов всеми белорусскими заказчиками, проектировщиками и генподрядчиками? И отвечу на собственный вопрос однозначно – нет. Данная однозначность вытекает прежде всего из двух вещей.

Ведущие специалисты предостерегают

Первая вещь. Летом 2010-го мне посчастливилось встретиться с ведущими мировыми специалистами в области промышленных полов. Причем оказался я с ними на одной из престижных белорусских строек, по завершении которой должен возникнуть логистический склад ни много ни мало класса А. Красной нитью в рассказах упомянутых гостей из Великобритании и Франции проходило следующее: любой промпол – это чрезвычайно ответственная конструкция, безвременное разрушение которой с большой долей вероятности ведет если не к краху бизнеса, то к пренеприятнейшим бизнес-проблемам. Означающим потерю денег, репутации и розовой компоненты в видах на будущее. Замечу, эти вещи относятся не только ко всяким классам А, но и к любому объекту. Объекту, предназначенному для полноценного обслуживания клиентов, во-первых, и извлечения нестыдной прибыли, во-вторых.

Непонимание особого рода

Вторая вещь. Побеседовав после посещения названной стройплощадки с разными специалистами, имеющими отношение к появлению в Беларуси промполов, я и пришел к окончательному выводу: проблем с этими конструкциями более чем достаточно. Причем корень зла сокрыт скорее не в строительно-монтажной стороне дела, а в работе проектировщиков и доверяющихся им заказчиков и генподрядчиков. Хотя двум последним группам специалистов не мешает чаще вспоминать поговорку: "Доверяй, но проверяй". А все три группы вместе грешат, как уже отмечено, непониманием того, что такое современные промышленные полы и каковы краткосрочные и долговременные последствия их отказов. Впрочем, непонимание это особого рода. Вписывающееся в действующие в Беларуси правила игры, то бишь нормы, указания начальников, требования контролеров, неискоренимую советскую привычку строить хуже, чем на Западе, и т.д. и т.п.

Базирующееся на правде жизни умозрительное сравнение: А – двухслойный промпол через, например, три года эксплуатации; Б – однослойный промпол того же возраста для того же объекта

Квинтэссенция от Д и И

Теперь квинтэссенция того, что поведали заинтересованные в правильном проектировании и устройстве промышленных полов специалисты. Условно представлю их в лице двух человек: директора (Д) и инженера (И).

Нормы безнадежно устарели

Д: Заказывается проект. Проектировщики в нем сразу указывают, что все их решения отвечают последним достижениям науки и техники. Но, пролистав проект, видишь, что он в отношении промполов базируется на таком документе 1988 года, как СНиП 2.03.13-88 "Полы". Основное в нем для бетонных конструкций – двухслойные полы: подстилающий слой плюс покрытие. Но нынче во многих случаях устройство двухслойных полов можно назвать вредительством. Во всем нормальном мире за одну операцию получают и монолитный бетонный слой, и готовую лицевую поверхность. В итоге сокращаются сроки работ, снижается их стоимость, повышается качество.

И: Отечественные проектировщики говорят: мы ничего не нарушаем, все, что запроектировано, отвечает действующим нормам. А это уже упомянутый СНиП 2.03.13-88 и не самый лучший ТКП 45-5.09-128-2009 (02250) "Полы. Правила устройства". Хотя в СНиП 1988 года впоследствии внесены улучшения, заметной пользы они не принесли. Руководствуясь этим СНиПом, проектировщики конструируют быстро разрушающиеся полы. Что за грузы возили в 1988- м, какие палеты использовались, как устраивались склады? Сегодня все другое. А тогда, например, на бетонный пол могли укладывать чугунную плитку. Если под ней что-то растрескивалось, считали – ну и ладно, никто этого не видит.

Пол сразу надо делать правильно

Д: От многих проектов мы вынуждены отказываться, так как не можем нести по двухслойным полам гарантийных обязательств. Устройство промпола – это сложная круглосуточная работа. Малейшее отступление от верного решения, бывает, исправить нельзя. Ремонт, когда он возможен, очень дорог и спасает положение ненадолго. Промышленный пол сразу надо делать правильно, чтобы он служил долгие годы. СНиП 1988-го готовили несколько лет. Значит, в него заложены еще более ранние идеи. Конечно, данный документ безнадежно устарел. Другой момент. Видели ли мы где-нибудь в промзданиях качественный пол, устроенный в те годы? А тогда были двухслойные бетонные полы. Не видели! Даже пятилетнего возраста промышленные полы оставляют желать много лучшего и нуждаются в постоянных ремонтах. Их безропотно выполняют строительные группы заказчиков. Между тем, эти полы запроектированы согласно нормам. Такой вот парадокс.

И: Ремонт промпола с использованием современных материалов гораздо дороже устройства современной бетонной плиты с упрочняющим слоем. По большому счету, пол старой конструкции вообще нет смысла ремонтировать из-за многочисленных трещин и отслоений. Кстати, доказано, что в двухслойном полу адгезионного слоя фактически не существует. Поэтому покрытие толщиной в три-пять сантиметров быстро разрушается. В случае однослойного монолитного промышленного пола делается упрочненный верхний слой, работающий на истирание согласно проекту.

Проектировщики многое игнорируют

Д: Интересно, что общая толщина однослойного пола и двухслойного пола одинаковая. В случае двухслойной конструкции мы тратим время и деньги сначала на устройство подстилающего слоя, потом – покрытия. При этом для заливки бетона этого второго слоя на предыдущий слой заезжают автомиксеры весом 26-30 тонн. Что при проектировании, как правило, не учитывается. В техническом задании может быть указана, к примеру, нагрузка в 1-3 тонны на квадратный метр. Так что в подстилающем слое еще до начала эксплуатации пола появляются микротрещины, которые затем начинают развиваться.

И: Зачастую проектировщиками не принимается во внимание сосредоточенная нагрузка от пяты складского стеллажа (стеллажное хранение). Игнорируется перекатывание колеса тяжелого автомобиля через свежий деформационный шов. Не учитываются различные ударные нагрузки при эксплуатации пола. Скажем, выгружая палету, водитель погрузчика не смотрит, как устроен пол, и может ею толкнуть другую палету. В итоге повреждается верхний слой пола. По раскрытым трещинам осуществляется передвижение тележек, погрузчиков, палет и т.д. Но одно дело, когда всю нагрузку несет однослойный бетонный пол толщиной 170 миллиметров, другое – верхний слой пола толщиной 30-50 миллиметров (не забудем про отсутствие адгезии).

Беспечный заказчик проигрывает больше всех

Д: Однослойная конструкция совсем не сложная, но исключительно надежная. Поэтому удивительно, почему у нас не превалирует именно она. Что происходит на деле? Те заказчики, которые знают о проблемах с двухслойными полами, сразу начинают работать со специализированными предприятиями, умеющими делать однослойные конструкции. И, убеждая проектировщиков переступить через негодные традиции, избавляются от проблем. Но, как правило, обычный заказчик поздно осознает пагубность выбора двухслойного пола – когда основание генподрядчиком уже сделано. Все хотят освоить деньги по максимуму, но ровную и красивую поверхность пола сделать не в состоянии. Тогда приглашается специализированная субподрядная организация. Однако ее представители сделать что-либо путное уже не могут. Ибо верхний слой пола, как бы хорошо он ни был сделан, гарантированно и скоро развалится. Отвечать за это по гарантии нормальные субподрядчики, конечно, не хотят.

И: Беспечный заказчик в случае плохого пола проигрывает еще больше подрядчика, так как получает проблемы на всю жизнь. Некоторые предприятия (пищевой промышленности, например) с неправильными полами вообще не могут функционировать нормально. На исправление ошибок тратятся огромные деньги. Но при этом проекты двухслойных полов, отвечающие СНиПу 1988 года, легко проходят экспертизу. Отмечу, что подстилающий слой выполняет генподрядчик (подрядчик), покрытие – субподрядчик. В целом при прочих равных условиях современный однослойный пол заметно дороже традиционного двухслойного. Но если второй доводить по несущей способности и надежности до уровня первого при наличии устроенного обычным образом подстилающего слоя, то ситуация со стоимостью становится обратной. На такой вариант усиления с превышением сметной стоимости представители экспертизы не идут.

Разрушился пол. Кто виноват? Никто!

Д: Любое фактическое превышение заявленной в проекте представители государственной экспертизы, как правило, не пропускают. И особенно внимательно следят за этим в случае госпредприятий или предприятий с государственной долей собственности и бюджетных объектов. Если частник грамотно обоснует необходимость удорожания объекта по сравнению с проектным решением, это еще куда ни шло – госэкспертиза через не хочу еще может с этим согласиться. Что в итоге (если денег не добавили или добавили недостаточно)? Получился плохой пол. Кто виноват? Проектировщик? Нет! Он все сделал согласно нормам. Генподрядчик? Нет! Он сработал по проекту. Субподрядчик, на слова которого о том, как следует выполнять полы, никто не обратил внимания? Он таки выполнил эти пять сантиметров покрытия. Тем более нет! А пол вскоре разрушился. Все по этому поводу пошумели, но с проблемой-то остался заказчик, который платил деньги. А в дураках – субподрядчик.

И: Свежий пример. Есть некое госпредприятие. Оно выполняет государственный же заказ, предусматривающий установку современного оборудования стоимостью в миллионы евро. А пол по проекту слабоватый. При этом сметная стоимость кровли – 6,5 миллиарда рублей, пола – 1,2 миллиарда. Площадь кровли и пола примерно одинаковая. Если прохудится кровля, насколько сложен ее ремонт? Не слишком. А если испортится пол? Вот тут проблем не счесть. Тем более когда на нем идет круглосуточная или даже двухсменная работа. Говоришь проектировщикам, что традиционная двухслойная конструкция пола нежизнеспособная, надо, пока не поздно, исправить ситуацию, увеличив стоимость пола, чтобы он стал действительно прочным и надежным. Они в ответ: у нас техзадание и все по нормам, а еще мы на госзаказе обязаны экономить деньги. Пусть хороший пол будет стоить даже не 1,2, а 2 миллиарда. Это все равно более чем втрое дешевле кровли.

Книга от ученых есть, расчетов нет

Д: Толщина большинства промышленных европолов в пределах 150-250 миллиметров. Белорусские проектировщики, бывает, "со знанием дела" предлагают 350 миллиметров при двухслойной конструкции взамен 200, возможных при современной однослойной версии. Перестраховываются, если в смету укладываются. Да еще указывают в проекте посыпку каким-то неведомым и им самим металлическим песком, а также флюатирование бетонной поверхности. Но флюатированием в Европе давно не занимаются – прошлый век все-таки.

И: Возьмем типичное совещание, связанное с проектированием и устройством промышленных полов. Здравые мысли по их конструктивным решениям высказывает генподрядчик, так как понимает: двухлетняя гарантия – это исключительно его ответственность. Субподрядчик, непосредственно делающий полы, естественно, на его стороне. Сидящие же по другую сторону стола проектировщики непробиваемы: покажите хотя бы один пункт норм, который мы нарушили. Им толкуют: и генподрядчик, и субподрядчик имеют многолетний опыт устройства подобных конструкций и хорошо знают, что предлагаемые вами полы советского образца долго служить не будут. Не согласны с этим? Давайте расчеты. Тем более что есть хорошая книга по сталефибробетону, написанная белорусскими учеными, в ней и о раскрытии трещин сказано, и о других важных вещах. Но фишка-то в том, что проектировщики научно обоснованных расчетов не делают.

Если пол запылит, заказчик его закрасит

Д: На другом подобном совещании заказчики-иностранцы такой сыр-бор слушали-слушали, да и спросили: существует ли в Беларуси организация, способная по-научному определить, какой конструкции и толщины должен быть пол? Оказалось, есть. Иностранцы заключили с ней договор и получили решение: однослойный пол толщиной 220 миллиметров с содержанием стальной фибры 60 килограммов на кубометр бетона. У проектировщиков же получилось: неармированный подстилающий слой в 150 миллиметров и 50 миллиметров тоже неармированного верхнего слоя. Вот такая разница при одних и тех же нагрузках и других исходных данных. Нетрудно догадаться, что 200-миллиметровый "экономичный" пол будет разрушаться ускоренными темпами.

И: Нельзя не сказать про истираемость. В этом отношении бетон слабоват. Только что затертый пол с виду в принципе хорош. Однако в ходе эксплуатации он начинает истираться и пылить. А пыль – это зло. Мы говорим проектировщикам, что верхний слой должен быть либо упрочнен, либо чем- то покрыт. Они заявляют: в техзадании требований по пыли нет. Но данная пыль появляется как раз от эксплуатации пола. И предусмотренная проектом под производственную технологию мощная приточно-вытяжная вентиляция будет эту пыль постоянно поднимать в воздух. Проектировщики дают такую "гениальную" рекомендацию: если пол запылит, заказчик его закрасит.

"Феррари" на плохом полу не сделаешь

Д: Мы спрашивали у ведущих иностранных специалистов, насколько жизнеспособен двухслойный пол. По их мнению, он ни в малейшей степени не отвечает современным требованиям. Если, конечно, речь не идет о каких-то особых случаях. Соответствующий ответ про пятисантиметровое покрытие: пусть за него сам заказчик несет гарантийную ответственность. Был я однажды на одном итальянском машиностроительном заводе. Пол там устроен 36 лет назад. По пятибалльной шкале его состояние на твердую четверку. Он везде ровный, гладкий, не пылит, лишь в интенсивно эксплуатируемых местах наметилось истирание верхнего слоя. Этот завод расположен неподалеку от предприятия, где делают автомобили марки "Феррари". Мы, белорусы, ничего подобного не делаем. Может, потому что еще промышленные полы высшей марки не научились ладить.

И: Грамотный проектировщик европейского уровня должен правильно сориентировать заказчика в том, какой именно пол ему нужен, рассказать про все возможные варианты, их плюсы и минусы. И с материалами должен помочь разобраться. Ведь мир материалов непрост, иной раз отличить хорошее от плохого под силу только многоопытному эксперту. Что случается? Компания покупает крупную партию продукта самой известной марки, пакует его в свои мешки и применяет на нескольких объектах с помощью лучших мастеров. После чего на всех углах сообщается, какой хороший получился материал. Народу показывают образцово-показательные объекты, сертификация проходит на ура. А потом, когда хороший материал заканчивается, начинается выпуск того, что является причиной бесконечной череды ремонтов.

Тайны Мадридского двора

Д: Вот мы проходим процедуры для получения сертификатов и технических свидетельств. Однако в Беларуси нет даже нормальной лабораторной базы. И испытания, как правило, носят формальный характер. То есть происходит изымание некоей суммы денег за выдачу бумажки, которая дает тебе возможность работать со своим продуктом или технологией. Подобный подход приводит к тому, что наш рынок наводняется материалами сомнительного качества. Их укладывают в дело. И полы приказывают долго жить, так толком и не послужив людям. Разумеется, заказчики клянут почем зря субподрядчиков как конкретных исполнителей работ. Субподрядчики же только разводят руками, отлично понимая, что красную карточку негодным половым материалам и технологиям должны были показывать не кто иные, как проектировщики.

И: Но проектировщики и тут на коне: им, мол, запрещено указывать конкретные торговые марки материалов. Не то будет некое лоббирование определенных компаний. Вот они и пишут в проекте, например, так – "упрочняющая смесь таких-то характеристик". А заказчик пусть проводит тендер и сам выбирает материал. Но ведь есть неформальное общение проектировщика и заказчика. В его ходе первый может все в подробностях объяснить второму. Но, как правило, не объясняет. Не знает ничего, что ли? Но если знает, то, видимо, способен в проекте указать по материалам и технологиям несколько хороших вариантов. Пускай представители этих нескольких, а также тех, которые приглянулись непосредственно заказчику, в тендере и "бодаются".

Высказывайтесь, дамы и господа!

Что в сухом остатке? Проблемы. Проблемы, которые надо решать. Иначе негодные промышленные полы покажут кузькину мать всяким там технологиям XXI века. Скажем, закроется на месячишко логистический складской комплекс по причине ремонта полов. Или то же самое случится с гипермаркетом. Или, пофантазируем, с цехом по сборке белорусских "Феррари". И что? Во-первых, позор на весь свет. Во-вторых, ущерб деловой репутации строителей, проектировщиков и заказчиков. В-третьих, даже сомнения в умственных способностях этих трех групп профи. Словом, фатальные для бизнеса и весьма нехорошие для блага народа вещи. Оно кому-нибудь надо? Высказывайтесь, дамы и господа!


Возврат к списку

каталог осм 2017
видео осм 2017
КЕРАМБРИКТЕХ

Генеральный спонсор ОСМ - 2018:
Brick park

Реклама
bongioannimacchine

Официальная поддержка:
Minpromtorg

Стратегический партнер выставки

Партнеры выставки


Генеральный интернет-партнер

Ведущий интернет-партнер

Ведущий медиа-партнер

Стратегический
Интернет-партнер

Пригласите партнеров!

Организатор:


Выставочная компания - Евроэкспо

Официальная поддержка:


Минпромторг

Стратегический партнер
выставки:



Партнеры:


Сертификация:


UFIUEFАудит РСВЯExpo Rating

 
Выставка ОСМ 2018 – «Отечественные Строительные Материалы»
23-26 января 2018 года, ЦВК «Экспоцентр»
2000 –2017 © Все права защищены
Выставочная компания Евроэкспо
119002, Москва, улица Арбат, дом 35, 4 этаж
Тел.: +7 (495) 925-6561 / 62